Михаил Сурин (surin58) wrote,
Михаил Сурин
surin58

"Битва Галактик" / "Clash of Galaxies": Поединок лейтенанта Джонатана Ронни и Кирилла Логинова

…Лейтенант Ронни снова ударил Кирилла по рукам.
— Ты как бьёшь-то? Как бьёшь? — он отобрал у него меч и, подавшись вперед всем корпусом, срубил пластиковую голову манекена-противника. — Видел? Бей его, будто он убил твоего отца!
Кирилл резко покраснел. Одно упоминание об этом вводило его в неконтролируемое состояние ярости.
— Совершая удар мечом, переносите всю тяжесть своего тела на правую ногу, — говорил он, обращаясь к другим солдатам, столпившимся вокруг. — При этом бить нужно сверху, чтобы затруднить противнику возможность отразить удар!
— Я готов попробовать!
— Что? — лейтенент Ронни обернулся на голос. Кирилл стоял, вызывающе положив руку на эфес меча.
— На вчерашней тренировке вы предложили добровольцам сразиться с вами в спарринге, — громко сказал он. — Что ж, я готов попробовать!
— Ты? — Ронни криво улыбнулся и окинул его взглядом с ног до головы, словно видел впервые. — Уверен?
— Уверен, — Кирилл взглянул на него исподлобья и встал наизготовку.
Прошло уже несколько дней с тех пор, как штрафной батальон истребительных войск Десятой эскадрильи Звездного флота Федерации был переведён на крейсер «Бонавентура». Людей распределили по тесным неудобным каютам, где на коротких койках нельзя было вытянуться в полный рост. Капитан Воров по внутренней связи зачитал текст примерно следующего содержания: «Чертовски неприятно, что командование вверило мне для перевозки такие отбросы, как вы. Я знаю, что Штаб вытащил из вас тюрем, чтобы вы сложили головы за нашу Федерацию. Так и будет, я уверен. Так что напоследок ведите себя тихо, чтобы оставить соответствующее впечатление. Беспорядков на своём корабле не потерплю, любые проявления насилия будут подавляться соответствующим образом. Помните, что на корабле находятся два отделения берсерков. Тем не менее, несмотря на вашу ничтожность, Штаб, видимо, не считает вас пушечным мясом, и мне поручено провести вашу боевую подготовку. Занятия будут проводить офицеры крейсера по утверждённому расписанию».
Солдаты были распределены по группам, куда были назначены преподаватели – командиры подразделений велитов. Тренировки проводились в спортзале и грузовом ангаре корабля. Первый же день оказался в разы тяжелее, чем «мозговой штурм» химички Раисы Семёновны. Офицеры были ограничены во времени и поэтому стремились впихнуть в головы подопечных как можно больше информации. Зачастую подопечные противились, что каралось весьма жестоко. Велиты старались исполнять наказ капитана Ворова в точности – пресекать любые проявления неповиновения в самом зародыше. Солдаты штрафного батальона должны сойти с его корабля если не профессионалами, то хотя бы покорными, как овцы. «Это истребительный пулемёт «Торос»! И хоть не все вы станете за его гашетку, знать, как управиться с этим монстром, вам придётся. И чтобы вы не промахивались, мы пустили ток под сиденьем» — заявил Ронни, лейтенант штурмового отряда велитов «Бонавентуры». Такой садистский метод, впрочем, оказал своё влияние: никто из курсантов не совершал более двух выстрелов мимо цели. Ронни утверждал, что боязнь получить разряд под задницу равносилен страху смерти. Нужно уничтожить цель, пока они не убила тебя. Хвалясь своей силой и ловкостью, Ронни также вызывал на спарринг добровольцев, предупредив, что тех, кто будет им повержен, отправят в карцер до конца полёта. Доброволец нашёлся на третий день. Выставив меч перед собой, Кирилл приготовился отражать удары.
Ронни обрушился на него сверху. Кирилл выставил блок, отклонив засечный удар, отступил на несколько шагов, присев на левую ногу. Лейтенант тем временем подсёк снизу, метя в рёбра – Кирилл быстро отскочил, и острие пролетело, едва царапнув его жилет. Самое время перейти в нападение! Пока Ронни занимал позицию для атаки, Кирилл попытался нанести колющий удар, но тот ловко отвёл клинок и опрокинул солдата на пол, сбив с ног ударом корпуса. Кирилл не медлил – быстро перевернулся, и лезвие меча Ронни вонзилось в пол совсем рядом. Курсанты, ликуя, окружили место схватки. Одни болели за Кирилла, громко скандируя его имя, подбадривая юношу, другие молча наблюдали либо тихо переговаривались между собой, видимо, сомневаясь в его победе. Но толпа разом взревела, когда парень резво вскочил на ноги, пока Ронни размахивался для следующего удара. Крики солдат действовали опьяняюще, и Кирилл решил, что может победить опытного лейтенанта. Он выставил блок, затем, когда клинок соперника соскочил вниз, поднырнул под его руку, ткнул рукоятью в рёбра. Но, видимо, недостаточно сильно – удар локтя в затылок вывел Кирилла из равновесия, а подсечка мечом сзади и вовсе сбила его с ног. Зажимая рукой разорванную штанину, Кирилл поднялся.
— Это только начало, — предупредил Ронни, наблюдая холодным взглядом, как курсант, прихрамывая, обошёл «арену» кругом. — Я атакую.
Кирилл не боялся. Он забыл ощущение страха в тот момент, когда нажал на спусковой крючок револьвера, выстрелил в человека, увидел, как пуля, пробив рубашку, влетает в живую плоть. На его совести смерти людей, и он ещё не раскаялся в своих грехах. Тёмная сторона его души медленно завладевала им, оставляя лишь пустоту. Нет, Кирилл не боялся. Ему было всё равно. Но и так просто он не сдастся.
Противники бросились друг на друга одновременно. Сверкнули искры, когда сталь столкнулась со сталью. Кирилл направил клинок вперёд, пытаясь дотянуться остриём до груди лейтенанта, но тот отклонил его в последний момент, и лезвие задело плечо, с хрустом разрезав жилетку. Ронни отбил атаку, быстро перешёл в нападение, и через мгновение сам Кирилл летел на пол, сражённый гардой в челюсть.
— А это продолжение… — промолвил лейтенант.
Кирилл сплюнул. Ронни разбил ему губу.
— А теперь будет завершение, — прокомментировал лейтенант, когда юноша встал.
А Кириллом завладело бешенство. Страшная, неконтролируемая ярость, заставившая позабыть про всё и всех, и лишь одна цель была перед ним – дотянуться до несносного сакса, пробить его, заставить капитулировать. Он ринулся на него, казалось, меч его резал воздух быстрее молнии, а в ушах стоял рёв удивлённой толпы. Но Кирилл никак не мог отделаться от ощущения, что он бился со своим отражением, ведь на каждый его удар Ронни ставил блок, отбивая клинок, куда бы не метил его противник. Через мгновение сам лейтенант перешёл в наступление, и схватка закипела с удвоенной силой. Совладать с мечом стало невозможно. Ронни задел его гарду, выбив оружие из рук Кирилла, замахнулся, метя в голову, но юноша ловко присел, прыгнул, пытаясь дотянуться до лежащего на полу меча, споткнулся…
— А теперь точно конец… — тяжело дыша, Ронни улыбнулся, когда Кирилл увидел острие его меча у своего горла.
— Не торопись… — ответил тот, повертев своим мечом у живота лейтенанта.
— Ничья, — констатировал капитан Воров, невесть откуда появившийся среди толпы солдат. Кирилл оглянулся – поединок учителя и ученика с увлечением наблюдали уже несколько групп занимающихся.
— Мальчишка, — Воров презрительно фыркнул, покосившись на лейтенанта. — Хилого штрафника одолеть не смог. Этого взять, — капитан указал на Кирилла, и двое дюжих велита тут же поняли его под мышки.
Tags: writer's block, Рукописи, из романа, творчество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments